Свое и чужое

    Решил отец пристроить в институт

    Ленивого, неграмотного сына,

    Он знал, что эта цель недостижима,

    Без денег его точно не возьмут.

    Но можно, вроде, заплатив сполна,

    Пристроить на престижную специальность,

    Пять лет еще платить за сына малость,

    И будет счастлива тогда жена.

    С дипломом сын потом не пропадет,

    Сегодня не дают с дипломом знанье,

    Все цену знают нашего образованья,

    И он чудес поэтому не ждет,

    Ударили с доцентом по рукам,

    И дал тот председателю на лапу,

    Платили очень мало эскулапу,

    И он слегка щипал то тут, то там.

    Сын не особо метил в доктора,

    Но выбор сделан, и родня гордится,

    И у родителей сияют лица,

    Когда он в институт спешит с утра.

    Но тут беда - мамаша заболела,

    В больнице третий день лежит она,

    И никому особо не нужна,

    Такого натерпелась беспредела!

    Врачи не знают от чего лечить,

    И вымогают все кому по званью,

    Не преподносят  нынче подаванья,

    А все хотят совсем неплохо жить.

    Отец решил - придется заграницу

    Вести ему любимую жену,

    За эту же огромную цену

    Ее положат в лучшую больницу.

     

    На том и порешили повздыхав,

    Ругая всех и вся, когда коснулась

    Беда конкретно их, и все проснулись,

    В чужих руках немного побывав.

    Новые строки

    Искусство жить - что это за наука?
    И кто владеет этим ремеслом?
    Как жить, чтобы не овладела скука,
    И был прекрасен внешний вид и дом?

    Хороший вкус, изящные манеры,
    Познания в вине и красоте,
    И женщины - Джоконды и Венеры
    На этой недоступной высоте.

    Под элегантным смокингом небрежно 
    Часы Патек виднеются слегка,
    Успех и процветанье неизбежны,
    Об этом скажет всем ваша рука.

    Устав от лиц и светского приема,
    Слегка пьянея от французских вин,
    Захочется вдруг оказаться дома,
    Вдали от небоскребов и машин.

    Но, рассекая волны океана,
    Круизный лайнер движется вперед,
    И снова острова, меридианы,
    Большие города, чужой народ.

    И каждый вечер зажигают люстры,
    Их ловят свет бриллианты наших дам,
    Поговорим о моде и искусстве:
    "Позволите Вам налить вина...мадам?"

    В круговороте декольте и фраков,
    Под звуки скрипки, шума казино,
    Вдруг понимаешь истину однако,
    Все это уже было, но давным-давно.

    Не ты, другой был счастлив и беспечен,
    И проводил в объятьях вечера,
    Любовь и жизнь дается нам не вечно,
    И молодость закончилась вчера.

    И лайнер - это копия планеты,
    В движенье поступательном вперед,
    Мы сочиняем новые сюжеты,
    Пока нам жизнь не предъявила счет.

    И лучше что-то сделать сожалея,
    Не зная, чем закончится роман,
    Чем жизнь прожить краснея и бледнея,
    В присутствии любимых сердцем дам.

    Судьба всегда к героям благосклонна,
    И пусть же освещает дальний путь
    Старинная фамильная икона,
    Ты взять ее с собою не забудь.

    И в мире, где, как прежде, любят книги,
    В кругу картин, спектаклей и премьер,
    Поймешь, как мелко создавать интриги,
    И жить без интересов и манер.

    Искусство жить - великое искусство,
    В нем места нет кумирам и вождям,
    Возможно, это есть шестое чувство,
    Не властное дипломам и годам.

    И будем жить в гармонии с собою,
    Нести тепло, добро, любовь и свет,
    Обласканные девой и судьбою,
    На много долгих и счастливых лет!