Смерть поэта


Что случилось там, за Черной Речкой?
Совсем рядом с комендантской дачей,
Долго будут обсуждать за печкой,
На балах и при дворе судачить.
Но восьмого февраля случилось это,
Тыща восемьсот тридцать седьмого,
Пуля в этот день нашла поэта,
Не могла себе найти другого?
И упал на белый снег, как птица,
Выстрелил в ответ из пистолета,
И уже он плохо видел лица,
Знал, что враг его тут, рядом где-то.
И попал сопернику он в руку,
И собой довольный усмехнулся,
Жизнь - непредсказуемая штука,
Почему Дантес не промахнулся?
Где же был Господь в эту минуту?
Может можно было примириться?
Все не так сложилось почему-то,
Остается только помолиться.
И карета двинулась на Мойку,
Молвил:"Ты не в чем не виновата."
И свалился от бессилья в койку,
На два дня. За что пришла расплата?
Кто бы знал в истории Дантеса,
Если бы не этот поединок?
Этот выстрел на опушке леса,
Череда трагедий и поминок...
За дуэль успел спросить прощенья,
Написал бумагу Никалаю,
Царь в ответ прислал свое решенье,
"По-христьянски я тебя прощаю.
Заплачу долги, верну именье,
И вдове назначу содержанье,
За казенный счет стихотворенья,
Издадим. Хоть и вредно писанье."
И в свои последние минуты,
Вспомнил Пушкин церковь и вечанье,
Крест упал и кольца почему-то,
Вот такое предзнаменование.
И свеча загасла - неприятно,
Он же верил завсегда в приметы,
Но любил и не ушел обратно,
И уже взводили пистолеты.
Грянул выстрел и качнулся гений,
Стало меньше солнечного света,
И для всех времен и поколений,
Он остался первым их поэтов.

Новые строки

Искусство жить - что это за наука?
И кто владеет этим ремеслом?
Как жить, чтобы не овладела скука,
И был прекрасен внешний вид и дом?

Хороший вкус, изящные манеры,
Познания в вине и красоте,
И женщины - Джоконды и Венеры
На этой недоступной высоте.

Под элегантным смокингом небрежно 
Часы Патек виднеются слегка,
Успех и процветанье неизбежны,
Об этом скажет всем ваша рука.

Устав от лиц и светского приема,
Слегка пьянея от французских вин,
Захочется вдруг оказаться дома,
Вдали от небоскребов и машин.

Но, рассекая волны океана,
Круизный лайнер движется вперед,
И снова острова, меридианы,
Большие города, чужой народ.

И каждый вечер зажигают люстры,
Их ловят свет бриллианты наших дам,
Поговорим о моде и искусстве:
"Позволите Вам налить вина...мадам?"

В круговороте декольте и фраков,
Под звуки скрипки, шума казино,
Вдруг понимаешь истину однако,
Все это уже было, но давным-давно.

Не ты, другой был счастлив и беспечен,
И проводил в объятьях вечера,
Любовь и жизнь дается нам не вечно,
И молодость закончилась вчера.

И лайнер - это копия планеты,
В движенье поступательном вперед,
Мы сочиняем новые сюжеты,
Пока нам жизнь не предъявила счет.

И лучше что-то сделать сожалея,
Не зная, чем закончится роман,
Чем жизнь прожить краснея и бледнея,
В присутствии любимых сердцем дам.

Судьба всегда к героям благосклонна,
И пусть же освещает дальний путь
Старинная фамильная икона,
Ты взять ее с собою не забудь.

И в мире, где, как прежде, любят книги,
В кругу картин, спектаклей и премьер,
Поймешь, как мелко создавать интриги,
И жить без интересов и манер.

Искусство жить - великое искусство,
В нем места нет кумирам и вождям,
Возможно, это есть шестое чувство,
Не властное дипломам и годам.

И будем жить в гармонии с собою,
Нести тепло, добро, любовь и свет,
Обласканные девой и судьбою,
На много долгих и счастливых лет!