Поэт в порту

    В краю, где каждый рад и ближнего продать,

    Где все давно меняли на монеты,

    Поэт достал свою затертую тетрадь

    И стал читать поэмы и сонеты.

    На нелюдимых злобных горожан,

    Одетых в робы, мокрые от пота ,

    На моряков из разных дальних стран

    Вначале звуки навели  дремоту.

    Затем, пытаясь погрузится в суть

    И разобраться в незнакомом стиле,

    Локтями отодвинуть, отпихнуть,

    Толпой поэта плотно обступили.

    На серых лицах грузчиков порта,

    Не знавших развлечений кроме пьянки,

    Мелькнула вдруг волною доброта.

    И стихли матерки и перебранки.

    Карманный вор, забыв про ремесло,

    Вдруг проронил слезу и с перепугу

    Прочь побежал, закрыв рукой лицо,

    Из этого собравшегося  круга.

    Поэт читал и изменялся мир,

    И на минуты, посланные Богом,

    Он стал для местной публики - кумир,

    Украсив жизнь поганую немного.

    А он, как будто в театральный зал,

    Где собрались умеющие слушать,

    Свой взор горячий смело обращал,

    Стихами обжигая чьи-то души.

    И этот разношерстный грубый сброд

    Под действием чудесного нектара

    Вдруг превратился в городской народ,

    Которому вина и зрелищ - мало.

    И каждый думал, слушая стихи,

    О том, как в этом сумрачном пространстве

    За все труды и тяжкие грехи

    Кому-то надо, чтобы было пьянство.

    Что неспроста их держат как рабов

    И принимают всяческие меры,

    Чтоб в душах не осталось и следов,

    От гордости, от чести и от веры. 

    И каждый осознал простой секрет,

    Чтоб было больше и добра, и света,

    Читал стихи на площади поэт,

    Все изменив вокруг в начале лета.

    Новые строки

    Искусство жить - что это за наука?
    И кто владеет этим ремеслом?
    Как жить, чтобы не овладела скука,
    И был прекрасен внешний вид и дом?

    Хороший вкус, изящные манеры,
    Познания в вине и красоте,
    И женщины - Джоконды и Венеры
    На этой недоступной высоте.

    Под элегантным смокингом небрежно 
    Часы Патек виднеются слегка,
    Успех и процветанье неизбежны,
    Об этом скажет всем ваша рука.

    Устав от лиц и светского приема,
    Слегка пьянея от французских вин,
    Захочется вдруг оказаться дома,
    Вдали от небоскребов и машин.

    Но, рассекая волны океана,
    Круизный лайнер движется вперед,
    И снова острова, меридианы,
    Большие города, чужой народ.

    И каждый вечер зажигают люстры,
    Их ловят свет бриллианты наших дам,
    Поговорим о моде и искусстве:
    "Позволите Вам налить вина...мадам?"

    В круговороте декольте и фраков,
    Под звуки скрипки, шума казино,
    Вдруг понимаешь истину однако,
    Все это уже было, но давным-давно.

    Не ты, другой был счастлив и беспечен,
    И проводил в объятьях вечера,
    Любовь и жизнь дается нам не вечно,
    И молодость закончилась вчера.

    И лайнер - это копия планеты,
    В движенье поступательном вперед,
    Мы сочиняем новые сюжеты,
    Пока нам жизнь не предъявила счет.

    И лучше что-то сделать сожалея,
    Не зная, чем закончится роман,
    Чем жизнь прожить краснея и бледнея,
    В присутствии любимых сердцем дам.

    Судьба всегда к героям благосклонна,
    И пусть же освещает дальний путь
    Старинная фамильная икона,
    Ты взять ее с собою не забудь.

    И в мире, где, как прежде, любят книги,
    В кругу картин, спектаклей и премьер,
    Поймешь, как мелко создавать интриги,
    И жить без интересов и манер.

    Искусство жить - великое искусство,
    В нем места нет кумирам и вождям,
    Возможно, это есть шестое чувство,
    Не властное дипломам и годам.

    И будем жить в гармонии с собою,
    Нести тепло, добро, любовь и свет,
    Обласканные девой и судьбою,
    На много долгих и счастливых лет!