Кругосветка

Мне давно хотелось побывать в Японии и на островах Тихого океана. Долго выбирая маршрут и страны, в которых я еще не был и которые хотел бы посетить, я остановился на круизе из Сиднея до Лос-Анджелеса – через океан и с посещением почти всех интересующих меня мест. А по дороге в Австралию я решил на несколько дней задержаться в Стране восходящего солнца.
Большое количество необходимых для этого путешествия виз – японская, австралийская, новозеландская, виза Французской Полинезии и американская даже учитывая заштампованность моего паспорта, создавали серьезные проблемы, связанные не только с большим количеством предоставляемых документов и придирчивыми требованиями консульств, но и со временем.
Маршрут по которому я хотел обогнуть земной шар потрясал вооброжение.Из Москвы я улетал в Токио,где планировал провести несколько дней,затем я перелетал в Сидней и после повторной встречи с этим замечательным городом мне предстояло сесть на круизный лайне.За месяц своего морского путешествия мне предстояло обогнуть Новую Зеландию,посмотреть Фиджи,острова Американского Самоа,острова Кука,острова Французкой Пилинезии,Гавайские острова и причалить в Лос-Анджелесе.Несколько дней я хотел провести в Калифорнии и затем снова перелет в Москву .
Оговорюсь в начале повествования: несмотря на то, что я был и в джунглях Амазонии, и в Антарктиде, и в Парагвае, и в Гондурасе, и в южно-африканских селениях и во время этих путешествий случалось всякое, я – любитель комфортабельного отдыха и предпочитаю узнавать культуру и особенности той или иной страны, национальный колорит и общаться с людьми, по возможности избегая опасных ситуаций, среди которых могут быть как войны, революции и теракты, так и землетрясения, цунами, эпидемии и многие другие опасности.
Есть такая наука – виктимология («наука о жертвах»), согласно которой опасность попадания в криминальную ситуацию возрастает или снижается в зависимости от вашего поведения. Если вы, находясь под впечатлением набережной Копакабаны и карнавала, захотите посмотреть самостоятельно также и фавелы Рио-де-Жанейро вечером (да и днем), шансов выйти невредимым и тем более сохранить ценные вещи, находящиеся при себе, у вас практически нет. А пытаться исследовать джунгли в одиночку так же опасно, как и ходить нетрезвым по ночной Москве. Все-таки русская поговорка «береженого Бог бережет» актуальна на всех континентах.
До Токио пришлось лететь «Аэрофлотом», хотя и был вариант перемещения на более комфортабельных, безопасных, и, тем не менее, дешевых японских авиалиниях, но так как домой я возвращался из Лос-Анджелеса, а перелет «туда-обратно» выходил гораздо дешевле, пришлось довольствоваться нашим ненавязчивым сервисом. Меня всегда удивляло то, что мы летаем на старых самолетах, рейсы часто задерживают, обслуживающий персонал не всегда любезен, а билеты при этом стоят как на Сингапурских авиалиниях – лучших в мире.
Так мы долетели и приземлились в New Tokyo International Airport. После прохождения погранично-таможенных формальностей и объяснений по поводу того, почему виза у меня на три дня, а в Москву я лечу только через две недели (турфирма взяла билет «туда-обратно» – это было выгодно) я вышел в зал прилета.
Земля, на которой построен аэропорт Нарита, принадлежала японцам, вернувшимся из Маньчжурии после поражения во Второй мировой войне. Почва не была плодородной, но, затратив много средств и сил, жители смогли добиться неплохого урожая. Благодаря этому люди получили возможность содержать свои семьи и достигли определенного уровня благосостояния. Однако в дальнейшем государство выбрало для строительства аэропорта именно эти земли, что вызвало недовольство народа, многочисленные митинги и столкновения с полицией. Именно поэтому до сих пор в аэропорту принимаются усиленные меры безопасности.
Меня встретил гид, веселый парень родом из Подмосковья, волей судьбы и случая нашедший свой дом в далеком Токио. За время достаточно долгого пути до центра города в задушевном разговоре он рассказал мне свою историю. Со своей будущей женой, японкой, он случайно познакомился в поезде, следовавшим в Европу из Москвы. Девушка планировала поступать в институт кинематографии. После счастливого знакомства она остановилась на ВГИКе, отдав ему предпочтение совсем не из-за уровня профессиональной подготовки... Сейчас у них растет ребенок с довольно сложным и неугомонным характером, что, по мнению папы, является очевидным результатом смешения кровей. Японцы очень неохотно предоставляют гражданство иностранцам ввиду того, что на площади в 378 000 км² проживает уже более 120 миллионов человек, поэтому у моего собеседника был только вид на жительство, что создавало определенные сложности при постоянном проживании в стране. Когда на наших железных дорогах ввели правило раздельного размещения мужчин и женщин, я вспомнил об этой паре, нашедшей свою судьбу и счастье в купе поезда.
Вообще перенаселенность Токио заметна во всем: в сосредоточение небоскребов на расстоянии нескольких метров друг от друга, в крохотных номерах в отелях, в наличии большого количества маленьких ресторанов буквально на несколько мест, в психологии и образе жизни самих японцев, которые часто пользуются услугами отелей «для любви» только лишь по той причине, что в квартирах иногда нет для этого условий (в стране существует около 300 тысяч подобных заведений, в каждом из которых насчитывается не менее 20 номеров!).
Скажу сразу: несмотря на вышесказанное, Токио и его жители произвели на меня очень приятное впечатление.
В Японии, как и в любой другой стране, существует много обычаев, кажущихся, на первый взгляд, странными и непонятными. Это, несомненно, результат истории и развития культуры, сформированной не по воле случая и хранящей свои секреты в древности.
Первыми японцами следует считать носителей культуры Яей ,которые пришли примерно за З00 лет до нашей эры с Азиатского континента, потеснив местных охотников. Несмотря на бурное нашествие переселенцев, народу Яей удалось устранить чужеземное влияние и создать уникальную японскую культуру, способную удивить и восхитить и в наши дни: понятия «язык», «народ» и «культура» здесь неразрывно связаны и являются одним целым, уникальным и неповторимым.
Сегодня в Японии живут более полутора миллионов представителей других национальностей – филиппинцы, китайцы, корейцы и даже американцы. В вопросах религии Япония проявляет величайшую терпимость, и хотя почти все японцы исповедуют синтонизм, они при этом принадлежат к буддийской общине и руководствуются в жизни принципами конфуцианства, основу которого составляет идея о перенесении «законов неба» на взаимоотношения в семье, обществе и государстве. Отношения между правителем и подданным, отцом и сыном, мужем и женой, старшим и младшим должны соответствовать отношениям между Солнцем и Луной и остальными светилами. Высшая цель конфуцианства – установление и поддержание гармонии, которая является на Земле отражением космического порядка. И хотя, безусловно, негативные стороны современной жизни нашли отражение и в отношениях японского общества, культура общения, уважение друг к другу и стремление к гармонии сразу бросаются в глаза иностранцу. Достаточно посмотреть, как раскланиваются при прощании многочисленные клерки на улицах вечернего Токио. Поклоны сопровождают жизнь японцев повсюду. Первый предварительный поклон делается, когда вы входите в комнату и еще не знаете, кто есть кто. Лишь после обмена визитными карточками, беседы, выяснения социального положения и статуса, вы делаете официальный поклон соответствующий рангу собеседника. Было бы ошибкой и нарушением приличий сделать одинаковые поклоны руководителю фирмы и его сотруднику.
Кстати, выпивая в дружеской компании, японец, как правило, подливает напитки только в чужие стаканы, демонстрируя таким образом внимание и уважение к своим товарищам – так сильна форма социального взаимодействия. Это перекрестное наполнение рюмок не предполагает желание подпоить друг друга. Общеизвестно, что японцы быстро пьянеют, так как в их крови отмечается повышенное содержание специфического энзима, благодаря которому метаболизм поглощенного алкоголя заметно ускоряется. Во многочисленных клубах красиво одетые девушки-хостес проявляют готовность поболтать и наполнить вашу рюмку или бокал. Если же в заведении нет таких девушек, обязанность подливать мужчине напитки берет на себя любая женщина за вашим столом. Вот так, все наоборот по сравнению с Россией даже в этом застольном обычае.
За столом японцы пьют в основном свой национальный напиток сакэ, изготовленный из пропаренного риса с добавлением дрожжей и качественной родниковой воды и содержащий до 20 процентов алкоголя. Предварительно сакэ подогревают до температуры около 40 градусов и подают в керамических бутылочках токкури. Любят японцы и местное пиво, но самым любимым напитком, сопровождающим японца в течение всего дня, является зеленый чай.
Япония – пожалуй, единственная страна, в которой не берут чаевые. Зная об этом, я все же предложил японцу, доставившему мой багаж в номер, не банальный доллар, а банкноту в пять евро и получил вежливый отказ. Дело здесь опять в традициях. В японских гостиницах, ресторанах и такси никогда не существовал обычай «давать на чай». Считается, что обслуживающий персонал получает положенную зарплату и правильнее в знак благодарности высказывать свое удовлетворение начальнику. Безусловно, это тоже составляющая часть культуры общения.
Теперь немного о такси: оно здесь достаточно дорогое, я бы сказал, что дороже, чем в Европе или Америке, причем после 10 вечера стоимость поездки значительно возрастает. Но высокий уровень обслуживания и сервиса: автоматическое открывание дверей, отделенная от водителя часть салона для пассажиров и возможность рассчитаться кредитной картой, наверное, стоят того. Дороговизна, в первую очередь, связана с высокой заработной платой и ценами внутри страны. С другой стороны – система общественного транспорта развита очень хорошо и всегда есть возможность воспользоваться метро, автобусами или железнодорожным транспортом. Например, из аэропорта Нарита до центрального вокзала города можно доехать поездом компании JP всего за 50 минут и довольно недорого, можно воспользоваться Skyliner и за час добраться до станции метро, а оттуда в центр, либо проверенный, но более долгий путь –Airport Limousine Bus, который останавливается у всех крупных гостиниц.
Номер в моем отеле был небольшим, но в нем имелось все необходимое для жизни. Кроме того, удобное расположение в центре города – недалеко от Токийской телевизионной башни – позволяло сделать прекрасные снимки. Фотографии башни и видов с нее я предлагаю вашему вниманию. Токийская башня является своеобразным символом города. Она построена в 1958 году. Ее высота – 333 метра, что на 11 метров выше знаменитой Эйфелевой башни.
Но хотелось бы немного поговорить и о японской еде, если речь о напитках уже зашла.
В нашем представлении японская кухня – это суши, сасими и ролы. Все это так, но сама по себе кухня, несомненно, являющаяся важной частью истории и культуры, значительно разнообразнее. Мы знаем о том, что японцы – один из известнейших народов-долгожителей на нашей планете. Это связано не только с высоким уровнем жизни и возможностями традиционной восточной медицины, но и с употреблением в пищу исключительно качественных продуктов.
Японская кухня всегда отвечала всем требованиям, предъявляемым к правилам здоровой пищи: свежие овощи, дары моря... Все, включая пряности, готовится непосредственно перед подачей на стол.
В первый день моего пребывания в Токио я зашел в очень маленькое и скромное заведение на три столика недалеко от гостиницы. За сумму, равную двенадцати долларам, я вполне прилично поел и выпил рюмку сакэ. Также я обратил внимание, что подобными заведениями пользуется большинство офисных работников, во множестве находящихся на улицах Токио в обеденное время. Кто-то предпочитает присесть за столик, кто-то есть на ходу или взять еду в офис – все определяется наличием денег, времени и вкусом. Маленькие, в большинстве своем семейные заведения располагаются на каждом углу, по нескольку в каждом здании. Они отличаются друг от друга размерами, интерьером, ценами, но все гарантируют исключительно высокое качество предлагаемой пищи. Японцам и в голову не придет использовать некачественные или просроченные продукты ведь, кроме всего прочего, это строго наказывается. Функции правительства заключаются не только в сборе налогов и установлении общих правил игры, государство неукоснительно следит за тем, чтобы главная ценность страны – люди – получали качественные товары, услуги и, конечно, пищу, Такой подход, несомненно, сказывается на продолжительности жизни и на здоровье, и на отношении людей к государству. Система управления в Японии отличается высокой стабильностью, взвешенной и спокойной политикой. В стране, являющейся формально демократическим государством, император по-прежнему «символ государства и единства народа», а мало известные широкой общественности лидеры фракций, «теневые сегуны», управляют из-за кулис государственным аппаратом. Никто не избирал их, и их функции не закреплены законом – они существуют лишь в умах и выверяются принципами Конфуция, нацеленными на сохранение иерархии.
Но вернемся к кухне. Для того чтобы поесть в Токио не нужно знать японский. Мало того, можно не знать английский и вообще быть глухонемым. У входа в рестораны стоят витрины с натуральными образцами всех имеющихся в наличие блюд. На некоторых стендах образцы бутафорские, но от настоящих их никак не отличить, разве что по не желающей оседать в течение дня пены в кружке с пивом. Достаточно ткнуть пальцем в понравившееся блюдо и ваш заказ исполнят.
Сырая рыба относится к самым любимым ингредиентам японской кухни. Ее нарезают тонкими ломтиками и окунают перед тем, как есть в соевый соус – это и есть знаменитое сасими: все просто и вкусно, главное – свежая рыба. К сырой рыбе подают также васаби – вариант японского хрена, очень острый и пахучий, отбивающий рыбный запах и имеющий ярко выраженные антибактериальные свойства. Измельченная белая редька (дайкон) служит красивым фоном для блюда и позволяет освежить язык между двумя порциями рыбы.
Популярные у нас суши лучше всего отведать в специальных суши-барах, где они непрерывно движутся мимо вас на конвейере. Если же вы пришли с компанией и беседовать, расположившись у конвейера с безостановочно движущейся едой не совсем удобно, вы можете воспользоваться столиками, также имеющимися в заведениях такого рода. Но все-таки, если будет возможность, обязательно присядьте поближе к еде. Невозможно удержаться от того, чтобы не переесть! Я обратил внимание на то, что японцы поглощали эту вкусную и полезную пищу в гораздо большем количестве, чем я, значительно уступая мне по комплекции. Запиваются суши порошковым чаем, а цена за порцию в суши-барах, как правило, определяется по цвету тарелочки . Несомненным плюсом является и то, что блюдо не надо заказывать, ты его выбираешь визуально и получаешь мгновенно.
Любят японцы и завернутые в тесто и обжаренные маленькие кусочки овощей, рыбы или морепродуктов. Это блюдо называется темпура и пользуется большим спросом.
Не менее популярен тофу – соевый творог, получаемый в результате добавления сгущающих веществ (нигари) в соевое молоко. Интересна история возникновения этого продукта: соевый творог создали случайно в Китае, еще до нашей эры. Один из древних поваров при варке бобов для супа использовал соль нигари, что привело к образованию сгустков, которые он выловил шумовкой. В Японию тофу попал через буддийских монахов около полутора тысяч лет назад, поэтому японцы относятся к этому продукту и к его приготовлению как к чему-то священному. Тофу – один из самых уникальных и экономичных белковых продуктов. Он низкокалориен, почти не содержит жира и углеводов, не имеет запаха и впитывает аромат других продуктов. Тофу богат высококачественным белком, который содержит незаменимые аминокислоты, является источником железа и кальция.
Весьма разнообразны японские блюда из длинной тонкой гречневой лапши – собу, которую, как правило, подают в ароматном бульоне вместе с овощами, креветками, кусочками рыбы или мяса. Повсюду продается совсем недорогая еда, заменяющая простым жителям островов и первое, и второе блюдо,– домбори – густой суп, в основе которого рис с различными добавками.
То, что японцы едят палочками, знают все. А вот о том, что их нельзя втыкать в пищу, знают, думаю, немногие. Связано это с тем, что у буддистов существует обычай подносить рис в качестве угощения душам умерших. В этих случаях пиалу с рисом устанавливают на алтаре, втыкая в нее палочки . Таким образом, втыкание палочек в рис во время еды воспринимается как намек на угощение мертвых и носит негативный оттенок.
В общественных местах японцы обычно пользуются одноразовыми палочками , которые подаются соединенными и ломаются сразу после еды. Это тоже связано с религиозным поверьем, согласно которому человеку может грозить тяжелое заболевание, если демон овладеет использованными палочками. Ломая палочки, японцы предотвращают их повторное использование. В доме же у каждого члена семьи свои палочки и делиться ими с кем бы то ни было не принято.
Для того чтобы попробовать изысканную японскую кухню, необходимо посетить дорогой традиционный ресторан (риотей), порой скрытый для посторонних глаз и не доступный иностранцу без сопровождения японцев. Попасть в риотей нелегко, придется приложить определенные усилия, но это того стоит. Мне удалось побывать в таком ресторане во время поездки к знаменитому вулкану Фудзияма. На обратном пути, помимо традиционного посещения термальных источников, мы заглянули в расположенный рядом ресторан. На моих глазах совершенно обычные продукты превращались в изысканные блюда. Все было тщательно продумано: и интерьер, и сервировка стола, и соусы, и гарниры, и очередность в подаче блюд – настоящая церемония для гурманов.
Но не будем больше о еде и напитках, с этой стороной жизни Японии мой читатель и так знаком уже достаточно хорошо. Хотя, конечно, российские рестораны японской кухни, в которых не редкость некачественная пища и отравления, – это всего лишь пародия на то, как все должно быть на самом деле.
Теперь о Токио. Девятимиллионная столица Японии расположена на юго-востоке острова Хонсю, в низменной части главной равнины Канто, у побережья Токийского залива. Первоначальное название Токио – Эдо (дословно – «вход в залив»). Долгое время это был просто небольшой рыбацкий поселок, пока в 1457 году вассал Ота Докан не построил в Эдо крепость.
Уже к 1720 году население составляло более миллиона человек, что было своеобразным рекордом для то
го времени. С концом сегуната дома Токугава в 1868 году в будущем Токио поселился император Мэй-дзи, который провозгласил город «восточной столицей» Японии. У Токио оказалась непростая судьба: в 1923 году сильнейшее землетрясение разрушило город и унесло жизни более 100 тысяч человек, ощутимо пострадали центральные районы и железнодорожная сеть. . Несмотря на это Токио был восстановлен и превратился в финансово-промышленный центр страны, дающий пятую часть национального дохода, и в одну из финансовых столиц мира. Сегодня город поражает своим бешеным ритмом деловой жизни, неукротимой энергией: переполненные до отказа вагоны метро, забитые автомобилями дороги, насыщенные машинным гулом кварталы улиц… Этим Токио схож с Москвой, токийцы также тратят несколько часов, чтобы добраться до работы.
Но рядом с этой суетой находятся уголки тишины и покоя, где теряется ощущение времени и пространства. На одной из фотографий на фоне небоскребов виден зеленый оазис, в котором можно отдохнуть от суеты, полюбоваться цветущей сакурой и подумать о своем месте в жизни. Такие нечаянные уголки – не редкость, это и сад летней императорской резиденции Хамарикю (на фотографии), и сад ирисов у храма Мэйдзи, и парк Синдзюку в районе небоскребов.
Также на одной из фотографий вы можете увидеть Императорский дворец. Он расположен в самом центре столицы и ранее назывался замком Эдо. В 1868 году в здании начала проживать императорская семья, таким образом дворец превратился в политический центр Японии. Дворец окружен рвом, в некоторых местах через ров перекинуты мосты, в частности мост Нидзюбаси, впервые построенный в 1603 году. Возможность осмотреть дворец изнутри существует только в день рождения императора и в Новый год, в остальное время дворец закрыт для посещений.
Полюбовавшись видами на дворец и сделав несколько фотографий, я отправился вдоль крепостных надгробий до расположенного слева, на аллее Утибори, интересного в архитектурном плане здания, в котором расположен Национальный театр. Сооружение представляет собой удачное сочетание традиций и современности, что хорошо видно из представленной фотографии.
С середины 17 века в театре кабуки все роли, в том числе и женские, играют только мужчины. Это связано с тем, что женщины, выступавшие в роли актрис в танцевальных, драматических и комедийных представлениях, после спектаклей стали предлагать свои сексуальные услуги мужчинам, разгневанный этой ситуацией, сегун Токугава наложил вето на участие женщин в развлекательных программах.
Пройдя немного дальше, я оказался у летней императорской резиденции, где и провел более двух часов, наслаждаясь тишиной и гармонией и любуясь цветущей сакурой. Листья японской вишни кое-где уже облетели, но белые лепестки на темной земле лишь добавляли прекрасной картине завершенности. Хотелось вечно сидеть на скамейке парка, дышать, смотреть, писать, мечтать и никуда не торопиться, потому что не так много на Земле существует мест, откуда нет желания уходить.
В рассказе о Токио, нельзя не упомянуть район Гинза– главную торговую и административную улицу, расположенную недалеко от императорского дворца. Эта улица напоминает гигантскую, длиной в 1200 метров, витрину, оформленную с неоспоримым изяществом, подлинным вкусом и безграничной выдумкой. Все здесь привлекает взор и настойчиво склоняет совершить покупку. Кстати, способность приобретать товары на этой улице говорит многое о социальном статусе покупателя.
Я с удовольствием побродил по вечернему городу, сделал несколько снимков, зашел в пару магазинов, желая приобрести что-то на память о моем пребывании в Токио. Мелкие сувениры я уже купил, про знаменитые японские зонты почему-то не вспомнилось, а все остальное не совсем подходило для европейца: одежду и обувь в Японии производят слишком маленького размера.Да и впереди мне предстояло множество стран и дорог, поэтому связывать себя громоздким багажом не хотелось. В результате я выбрал солнечные очки, которые были достаточно оригинальны, но я их потом кому-то подарил, так как носить их было невозможно.
Путешественникам советую посетить и знаменитый Токийский рыбный рынок Цукидзи. Он считается самым крупным рынком в мире, а торги крупной рыбы, особенно тунца, – это непередаваемое зрелище . После обеда в прилегающих к рынку ресторанчиках можно отведать приготовленные блюда из свежайшей рыбы.
Во второй день моего пребывания в Токио я, прогулявшись по городу, сел на морской трамвайчик и отправился от причала Хамарикювверх по реке Сумида до Асакуса. Мимо меня медленно проплывали небоскребы и дома, грузовые причалы и городские пейзажи. Мы пришвартовалисьза мостом Адзума, откуда начинается авеню Каминари-мон. Отсюда совсем недалеко до старейшего в Токио буддийского храма Сэнсодзи, более известного в народе как храм Асакуса Каннон. Согласно легенде, пятисантиметровая статуя богини Каннон, хранящаяся в наши дни на алтаре храма, была выловлена рыбаками в водах реки Сумида в 628 году. Деревенский староста, догадавшись о божественном происхождении статуи, принес ее в свой дом, который объявил храмом богини. Пожары уничтожили те древние постройки, но статуя не пострадала, и в 645 году на этом месте был построен величественный храм. К сожалению, во время Второй мировой войны храм был разрушен, и в настоящее время посетители могут наблюдать только его копию. На дальних подступах к храму посетители проходят под черепичной крышей Ворот Грома - Каминаримон с низко висячим бумажным фонариком красного цвета. Ворота храма охраняют фигуры двух стражников - повелителя ветров Фудзина и повелителя грома Райдзина.
Полюбовавшись прекрасным и прикоснувшись к возвышенному, на обратном пути я побродил по торговой улочке Накамисэ-дори, где туристам предлагают большой выбор предметов народных художественных ремесел, а затем, устав и проголодавшись, присел в суши-баре у конвейера с привлекательной на вид здоровой и полезной японской едой.
На следующий день меня ждала встреча с Фудзиямой, которую любой японец считает самым прекрасным местом на Земле. Фудзияма – главная природная достопримечательность Страны восходящего солнца, неудивительно, что ей хотят полюбоваться иностранные туристы.
Каждый японский школьник может процитировать стихи великого поэта Басе, жившего в 17 веке:
-Тучи набухли дождем.
-Только над гребнем предгорья
-Фудзи белеет в снегу…
-Туман и осенний дождь.
-Но пусть невидима Фудзи,
-Как радует сердце она!
Кажется, этим все сказано об отношении японцев к своему самому известному символу.
Мы отправились к вулкану утром. Меня сопровождала украинская девушка, которая несколько лет назад вышла за японца и с тех пор проживала здесь, вдалеке от родного Донецка. Как удивительно порой складывается судьба человека! Мне приходилось встречать в магазине Буэнос-Айреса работавшего там русскоговорящего молдаванина, который в девяностые годы работал на корабле, и развал Советского Союза застал их судно в Южной Америке, где корабль забрали за долги. Членам экипажа ничего не оставалось, как самим решать свою дальнейшую судьбу. В Мексике у меня был гид - якутская девушка, которая уже не один год жила в далеком Канкуне. Как-то, возвращаясь с Кубы, в самолете я встретил девушку из Киргизии, русскую, вышедшую замуж за мексиканца и три года не бывшую на Родине и не видевшую маму. После выпитой текилы она показывала мне фотографии своей новой семьи и всю дорогу плакала. Пила текилу и плакала. Даже в самолете мне пришлось ее угощать мексиканской водкой, кубинский ром был в багаже. А в Гватемале мы с товарищем когда то встретили прекрасную женщину Светлану родом из Днепропетровска. Учась в Москве, она познакомилась с никарагуанским партизаном, ведь не секрет, что мы готовили кадры дружественным странам для революций и войн. После скитаний по лесам, по партизанским отрядам, подвергаясь постоянной опасности, прячась от тех, кому она ничего плохого никогда делала, с детьми на руках она волей судьбы оказалась в Гватемале и была несказанно рада встрече с нами. Я помню, как в старинном городе Антигуа мы в больших гондурасских шляпах слушали ее песни под гитару и пили гватемальский ром. Я помню, как встретил в Чили женщину, которая провела детство в детском доме под Рязанью для детей коммунистов, преследовавшихся у себя на Родине. После того, как Пиночет был свергнут, она вернулась домой, но лучшими годами жизни всегда считала годы в детском доме… Как приятно, когда хорошо говорят о твоей Родине и как хотелось бы, чтобы теплых слов в адрес России и русских было больше! Помню я и встречу на Кубе с бывшим соотечественником, иммигрировавшим лет пятнадцать назад в Канаду. После нескольких порций рома он с горечью говорил мне о том, что в Монреале, французской провинции, он чужой и никогда не будет своим, несмотря на успешный бизнес. У каждого своя судьба, своя дорога, свое счастье…
Обычная дорога, как в России,
И на обочине траву скосили.
Француженка шагает осторожно
По тротуару, мытому дождем,
На кладбище…
А мы стоим и ждем…
Своих детей не помнить невозможно,
Их разбросала словно семена
По разным странам,
Разным континентам
Одна…вторая…третья волна…
Эти строки я, довольно давно, еще в СССР, написал об иммигрантах. Тогда это слово было почти ругательным.
Но вернемся к вулкану. Само слово «Фудзияма» означает «гора Фудзи». Самая высокая в Японии (3 776 метров), гора представляет собой симметричный вулканический конус и с древнейших времен обожествляется жителями Хонсю. Последний раз Фудзияма извергала пламя и потоки лавы в 1707 году, засыпав пеплом Токио, находящийся на расстоянии в 100 км от вулкана. В ясную погоду гора видна издалека, но такое случается нечасто, и желающие полюбоваться чудом природы вынуждены толпиться непосредственно у подножия, ожидая, когда разойдутся тучи и откроется великолепный вид. Гора особенно величественна зимой и весной, когда снежная шапка на вершине делает ее неповторимо элегантной.
Нам повезло: погода была хорошая, и уже издалека мы любовались великолепным зрелищем, представленные фотографии позволяют это сделать и вам.
Главная религия Японии, синтоизм, объявила Фудзияму одним из главных мест почитания и поклонения. Каждый японец считает своим долгом хоть раз в жизни совершить восхождение на священную гору. К вершине проложена тропа с десятью площадками для отдыха. Паломники приобретают у подножия горы бамбуковые посохи, которые должны им помочь преодолеть этот нелегкий путь. На каждой остановочной станции на посохе выжигают особое клеймо в знак того, что путник достиг очередного этапа. На самом верху, рядом с кратером, построен храм, где монахи возносят молитвы богам и продают сувениры туристам.
Кратер вулкана представляет собой впадину с неровными краями диаметром 500 метров и глубиной более 200 метров. Его волнистые очертания напоминают цветок лотоса: восемь неровных скалистых гребней, покрытых снегом, выступают внутрь кратера и имеют поэтическое название – Восемь лепестков Фудзи.
Согласно древней легенде, боги сотворили Фудзияму в одну ночь 286 года до нашей эры. На месте, где они брали землю, образовалось озеро Бива, единственное большое соленое озеро, расположенное возле древней столицы Кито. Ученые же говорят о том, что вулкан гораздо старше, и его возраст составляет около десяти тысяч лет. Каждый год около пяти миллионов человек приезжают к подножию горы. Из них почти четыреста тысяч поднимаются на вершину, чтобы произнести заклинание и умилостивить богов.
Три дня пролетели незаметно. Тепло распрощавшись с новыми знакомыми, я подарил им свои книги и дал номера телефонов на всякий случай. А меня ждал рейс на Сидней и новые впечатления.
В аэропорту на регистрации, а потом и на посадке я обратил внимание на группу пожилых людей из восьми человек. Четыре пары, как я про себя отметил, говорящих между собой на русском, но с австралийскими паспортами. Они держались вместе и летели в Брисбан, возвращались с экскурсии по Токио. В самолете нас посадили недалеко друг от друга, а одна из женщин оказалась моей соседкой . Увидев у меня путеводитель на русском, она заговорила, и мы с ней некоторое время беседовали. Оказывается, все они давно, более 20 лет назад, эмигрировали через Израиль и теперь живут в Брисбане. Она родом из Белоруссии, кто-то из ее спутников из Одессы, кто-то из Киева. Я отвечал на ее вопросы, дружески разговаривал, рассказывал о жизни в Москве, в России, но сам практически ничего не спрашивал. Потом начал замечать какой- то нездоровый интерес.
- Какая у вас красивая рубашка? Это, наверное, не из России?
- Нет, – отвечаю я,– это итальянская.
- А почему один путешествуете? Дорого, наверное, с женой в Австралию лететь?
Я ей объяснил, что в Сидней я прибыл всего на три дня, так как раньше уже приходилось здесь бывать, а потом я сажусь на круизный корабль и плыву в Америку. Кроме того, я разведен, а путешествовать предпочитаю один, чтобы собраться с мыслями и отдохнуть от общения. Заметил, что мой ответ ее не обрадовал, но истинную причину понял немного позже. Больше мы с ней не разговаривали. Лишь когда выходили из самолета и попрощались, она спросила, буду ли я брать свою воду, которую нам раздавали в самолете. Я ответил, что нет, и отдал воду ей. Женщина поблагодарила и протянула мне австралийскую газету на русском языке.
- Почитаете, когда скучно будет,- сказала она.
Я положил газету в сумку и вспомнил о ней только через несколько дней, находясь уже у берегов Новой Зеландии. Когда же я ознакомился с написанным, то был ошеломлен. Надо отметить, что я сам могу покритиковать нашу политику и нашу жизнь, но то, что я увидел на страницах этой газеты, было полным бредом. Такое ощущение, что я читал о какой-то совсем другой стране. Было абсолютно ясно, что авторы давно не были в России и пишут свои статьи исходя из советского опыта, новостей и предположений. Ту страну и впрямь можно было ненавидеть, жить в ней никто не захотел бы.
За несколько лет до этого я провел немало дней в компании израильтян, которые, хоть и выехали из Союза давно, с теплом говорили о большой Родине и с любовью о малой. А ведь Израиль долгое время был нашим идеологическим противником, в отличие от нейтральной Австралии. Один из тех моих собеседников выехал из СССР еще в 80 годах, будучи в сорокалетнем возрасте доктором технических наук.
Уже на корабле, рассказав эту историю в беседе с русским американцем, я понял из его слов, что те, кто уехали, как правило, ничего не хотят слышать о хорошем, о тех положительных процессах, которые сейчас у нас происходят. Им становится обидно за свою часто неудавшуюся жизнь. Да, безусловно, за границей они обеспеченнее жили и лучше ели, но подняться до тех высот, до которых они могли бы дорасти в своей стране, и стать полностью своими на новой Родине иммигранты, как правило, не смогли.
Позже этот же русский американец Миша, открыл мне глаза еще на один момент. Трое из корабельных официантов были украинцы. Обслуживающий нас молодой украинский паренек лет 20, имеющий только школьный аттестат, стал интересоваться у Миши жизнью в Америке – как там остаться и кто сколько зарабатывает. Миша охотно отвечал, а потом объяснил парню, что тот может рассчитывать только на низкоквалифицированные, рабочие специальности. В ответ на недоумение паренька Миша спросил:
- А ты хорошо знаешь английский?
- Я думаю, неплохо,– ответил паренек.
- А инструкцию от пылесоса сможешь прочитать?
- Ну смогу…почти все,–в ответе уже звучала неуверенность.
- А написать сочинение?
- Ну нет, наверное. Но я же буду учить. Стараться больше зарабатывать.
- А зачем мне тебя брать на работу? Если я могу взять на эту работу американца, с которым я учился в одинаковой школе, и он будет понимать меня гораздо лучше, чем ты, как бы ты не знал английский. Ты все равно будешь излагать свои мысли иначе, и придется мне, да и всем окружающим, напрягаться, чтобы тебя понимать. Но официантом работать можно. Или лесорубом в Канаде.
Парень явно не ожидал такого поворота и выглядел расстроенным. Всем охота в этой жизни чего-то достичь и видеть перспективу.
Но это было потом. А вначале – Сидней, жемчужина Тихого океана. Город, в котором рядом живут история и современность, который считается по праву одним из самых красивых городов мира. Мне уже доводилось бывать здесь 2000 году, и, в отличие от моего первого посещения, когда нас, русских, досматривали долго и с особой тщательностью, таможню и границу я прошел быстро и без проблем. В первый раз нас измучили и при прилете, и даже при вылете, и отчасти я понял почему, посмотрев российские новости, находясь в Кернсе. Все тридцать минут передачи шли сообщения об арестах, убийствах, грабежах и прочем криминале, и было удивительно, как нас вообще пустили. Мы-то у себя привыкли это смотреть каждый день, причем в преувеличенном масштабе, являясь заложниками рейтингов телеканалов. А что должны думать о нас спокойные и законопослушные австралийцы?
По дороге в отель из аэропорта я разговорился с встречавшим меня водителем такси. Наши турфирмы, как всегда, взяв за трансфер сто пятьдесят долларов, наняли такси за сорок, и считают это нормальным бизнесом. От отеля до корабля было вообще минут десять езды. Я знал, где порт, но корабль был большой, и его могли поставить на пирс и в другом месте. За этот трансфер с меня тоже взяли 150 долларов, заработав 250 только на трансферах. Австралийцам, которые работу выполнили, досталась шестая часть. После этого случая трансферы я не беру и пользуюсь только такси. Сложно найти страну, где могут так обмануть как у нас.
Так вот, таксист мне поведал, что жизнь за это время стала дороже, зарплата меньше, китайцев в городе стало больше, а город стал грязнее. Он оказался прав. Но все равно я провел три хороших дня в этом городе контрастов и хотел бы поделиться своими впечатлениями.
Зеленый и желтый – национальные цвета Австралии, а еще в такой же цветовой гамме выкрашены паромы у причала. Яркие краски, пестрая толпа людей, старина и современность – все есть в этом городе контрастов.
Сидней, столица штата Новый Южный Уэльс, не только крупнейший, но и самый большой город Австралии. Многие считают его столицей страны, но это не так, официальная столица – Канберра, она находится западнее, в глубине материка, и не представляет большого интереса для путешественников.
Сидней расположен в очень живописном заливе Порт-Джексон. Здесь и по сей день сохранились старые постройки – суд и таможня. В здании таможни сейчас располагаются магазины и рестораны. От Сиднейского причала можно совершить небольшой круиз по заливу: во все районы города отправляются морские трамвайчики. Сидней был основан Артуром Филиппом и колонией ссыльных каторжан в 1788 году и стал первым европейским городом на континенте. Министр колоний Англии того времени лорд Сидней был ярким приверженцем заселения новых земель, именно по его воле путешествие в Австралию на долгие годы стало безвозвратной ссылкой. В начале 19 века колония только начала свой путь к благосостоянию и независимости, а уже в 1842 году, когда Сидней был объявлен городом, состоялись выборы в первый Городской совет.
В начале нового века образовался Австралийский союз, и перед правительством страны остро встала проблема выбора столицы. Сидней был вполне респектабельным городом, соперником ему мог стать только Мельбурн. Выбор между двумя городами сделать было так сложно, что парламент решил избрать столицей совершенно другой город. Так выбор пал на неприметный городок у подножия голубых гор, расположенный между Сиднеем и Мельбурном.
Возведение арочного моста стало первым грандиозным строительным проектом в Сиднее. Это было обусловлено необходимостью соединения южной части города с северной. Так, после восьмилетнего строительства в 1932 году, был открыт мост Харбор-Бридж. Сегодня это сооружение представляет собой потрясающее зрелище: на высоте 50 метров по восьми колеям движутся машины, а по двум – поезда. Недавно мост разгрузили, проложив тоннель под водой. Несмотря на величие моста длиной 503 метра сиднейцы называют его по-домашнему – «старой вешалкой».
В 1959 году начались работы по возведению здания сиднейской оперы, которому в дальнейшем было суждено стать визитной карточкой не только Сиднея, но и всей Австралии. Руководил проектом победивший в конкурсе архитекторов датчанин Йорн Утсон. Между собой соперничало 233 специалиста из 32 стран, но одержал победу житель далекой Дании, видевший место будущей постройки лишь по фотографии.
Здание оперы своими белоснежными куполами-раковинами похоже на раздутые по ветру паруса. Внутренние помещения также относятся к стилю «готика космической эры». В оперном зале висит самый большой в мире театральный занавес, а в концертном зале установлен крупнейший в мире механический орган.
«Опера Хаус» был торжественно открыт в октябре 1973 года в присутствии королевы Великобритании Елизаветы II. Первый спектакль, поставленный на этой сцене,– опера Сергея Прокопьева «Война и Мир». Если вы не любитель музыки в целом или оперы в частности, просто посидите в ресторане «Бенелонг», где вашему вниманию предложат не только разнообразное меню, но и великолепный вид на гавань.
Через десять лет началось строительство Сиднейской башни – Эй Эм Пи Тауэр, высотой 300 метров, с которой открывается прекрасная панорама города. А еще в башне расположен ресторан, где можно попробовать блюда из мяса различных австралийских животных и приятно провести время.
Именно эти три сооружения привлекают в город миллионы туристов, являясь символами Сиднея.
Атмосфера Сиднея складывается из принципов градостроительства, привезенных англичанами, и австралийской легкости восприятия жизни. Современные многоэтажные здания и постройки колониального периода гармонично дополняют друг друга. Проектировщики расположилисовременные здания позади домов, построенных в конце 19 века, которые вплотную примыкают к тротуару. Это очень хорошо видно на одной из моих фотографий.
Район Рокс славится своими старинными зданиями викторианской эпохи. Когда-то здесь жили моряки и бывшие каторжники, теперь в этом районе находится множество магазинов, ресторанов, галерей и выставочных залов. О бурном прошлом напоминает только «Лорд Нельсон» – один из старейших действующих пабов.
Гайд-парк – зеленый остров в самом центре Сиднея – был основан по приказу губернатора Маккуори. По одну сторону парка расположен собор Святой Марии, с другой виднеются Сити и Сиднейская башня. В центральной части находится очень красивый фонтан, а чуть подальше – памятник капитану Джеймсу Куку.
Дарлинг Харбор – внутренняя бухта Центрального Сиднея и основной туристический центр города. Здесь располагаются Австралийский национальный морской музей, Сиднейский аквариум, Китайский сад, Центральный выставочный зал, а также казино и старинный Пирмонтский мост.
Мой отель находился вблизи Дарлинг Харбор, и я в полной мере наслаждался разнообразными прогулками. В первое посещение Сиднея мне удалось осмотреть все основные достопримечательности, а теперь я вновь вспоминал знакомые места – повторил круиз по Сиднейской бухте, зашел в Аквариум и в Китайский сад, где когда-то проворным китайцам удалось уговорить меня примерить за двадцать долларов костюм китайского императора. На этот раз я ограничился зеленым чаем и созерцанием знакомых мест.
В одном из самых красивых зданий, расположенном между улицами Георг и Йорк, – Доме королевы Виктории, в одном из магазинов я встретил русскую девушку из Иркутска, которая несколько лет жила в Сиднее и мы с ней поговорили минут десять. Кстати, Пьер Карден назвал здание королевы Виктории «самым красивым торговым центром в мире». Помимо покупок и созерцания красивых витражей здесь можно увидеть подвесные королевские часы, посмотреть историческую постановку кукольного театра и послушать гимн Англии.
Для любителей природы и пеших прогулок наибольший интерес представляет Королевский ботанический сад, расположенный в центре города и выходящий на набережную сиднейской гавани, откуда рукой подать до оперного театра. На набережной вы увидите множество мелких сувенирных магазинчиков, в одном из которых я купил оловянные пробки для вина с изображением австралийских животных. Тут же стоял мой корабль, на котором мне предстояло переплыть Тихий океан.

Новые строки

Искусство жить - что это за наука?
И кто владеет этим ремеслом?
Как жить, чтобы не овладела скука,
И был прекрасен внешний вид и дом?

Хороший вкус, изящные манеры,
Познания в вине и красоте,
И женщины - Джоконды и Венеры
На этой недоступной высоте.

Под элегантным смокингом небрежно 
Часы Патек виднеются слегка,
Успех и процветанье неизбежны,
Об этом скажет всем ваша рука.

Устав от лиц и светского приема,
Слегка пьянея от французских вин,
Захочется вдруг оказаться дома,
Вдали от небоскребов и машин.

Но, рассекая волны океана,
Круизный лайнер движется вперед,
И снова острова, меридианы,
Большие города, чужой народ.

И каждый вечер зажигают люстры,
Их ловят свет бриллианты наших дам,
Поговорим о моде и искусстве:
"Позволите Вам налить вина...мадам?"

В круговороте декольте и фраков,
Под звуки скрипки, шума казино,
Вдруг понимаешь истину однако,
Все это уже было, но давным-давно.

Не ты, другой был счастлив и беспечен,
И проводил в объятьях вечера,
Любовь и жизнь дается нам не вечно,
И молодость закончилась вчера.

И лайнер - это копия планеты,
В движенье поступательном вперед,
Мы сочиняем новые сюжеты,
Пока нам жизнь не предъявила счет.

И лучше что-то сделать сожалея,
Не зная, чем закончится роман,
Чем жизнь прожить краснея и бледнея,
В присутствии любимых сердцем дам.

Судьба всегда к героям благосклонна,
И пусть же освещает дальний путь
Старинная фамильная икона,
Ты взять ее с собою не забудь.

И в мире, где, как прежде, любят книги,
В кругу картин, спектаклей и премьер,
Поймешь, как мелко создавать интриги,
И жить без интересов и манер.

Искусство жить - великое искусство,
В нем места нет кумирам и вождям,
Возможно, это есть шестое чувство,
Не властное дипломам и годам.

И будем жить в гармонии с собою,
Нести тепло, добро, любовь и свет,
Обласканные девой и судьбою,
На много долгих и счастливых лет!